Постоянный "Ток"и Переменная "Кибитка"

Публикациитекст7

Но такие удачные поводы далеко не ежедневно выручали шляпную мысль Европы, поэтому ее теоретикам приходилось стряхивать пыль веков с прочно забытого старого. Так был извлечен на свет из тьмы веков уже известный нам ток. Шляпка-ток для бала изготавливалась обычно под наблюдением парикмахера, но в романе «Война и мир» этим занимается Наташа Ростова. Шляпка сигнализировала, что девушка имеет приличное образование и выберет ту модель, которая соответствует случаю. Например, шляпки с большими полями, притянутыми к щекам, – «кибитки» действительно напоминали наглухо закрытые дорожные коляски-кибитки. Удачным надо признать и второе прозвище этой модели – «не вижу – не слышу». Очень удобно, когда из-за проклятого аристократического воспитания молодой человек рассказывал об особенностях псовой охоты чуть дольше, чем могла выдержать нормальная девушка. То ли дело гусары! Слушая увлекательные гусарские баллады о кампании 1812 года, русские дамы почувствовали такой прилив патриотизма, что изобрели шляпки в виде гусарского кивера. Это не помешало им приветствовать «английские» шляпки и английский неписаный закон: «если леди не при шляпке, значит это не настоящая леди». Легкие, как пирожное, – по меткому наблюдению Николая Гоголя – эти шляпки и на вид-то напоминали пирожное со взбитыми сливками кружев, атласных лент и марципанами-розочками, хотя некоторые экземпляры напрашивались на сравнение с тортами. 


Утро встречала она в белом батистовом чепце. Утренние чепцы из тюля, муслина, вышитые белой английской гладью и бисером, украшенные султаном из перьев или венком цветов были прелестным дополнением домашних платьев неглиже. Для дневных прогулок надевали шляпку-капот. В рекомендациях модных журналов можно было прочесть такое предостережение: «капотики из крепа цвета трубочиста и василькового считаются теперь вульгарными». Невульгарными в начале XIX века считались палевый, розовый, лимонно-желтый, бледно-зеленый и, конечно, белый цвета. А для вечерних балов предлагались, в основном, два варианта – тюрбан и берет, но их разновидностей было столько, сколько дамских головок претендовали на звание хорошеньких.

Мода на тюрбан родилась в Париже в первые годы XIX столетия. Солдаты Наполеона, вернувшиеся из египетского похода, на кончиках своих штыков принесли тюрбаны поверженных мамелюков, а лорд Байрон воспел восточную экзотику и лично явился публике в тюрбане.

Второй любимец эпохи – берет. Правильный ответ на вопрос «кто там в малиновом берете с послом испанским говорит?» будет такой: во-первых, женщина – мужчины беретов тогда уже не носили, во-вторых, дама замужняя – девицам берет также не полагался. Береты из шелка, бархата, кружев, украшенные перьями, цветами, ювелирными украшениями, различали не только по форме и цвету, но и по манере их носить.

Банты, торчащие в разные стороны, шторки сзади над шеей, ассиметрично выгнутые поля, оборки, букеты цветов с торчащей вертикально одной высокой веткой, – словом, настоящая декоративная истерика. А у шляпки системы «капор» – с полями, сильно расширенными спереди, – была маленкькая тайна: видневшиеся из-под нее локоны частенько имели искусственное происхождение и крепились к полям изнутри. Естественно, надеть или снять такой головной убор вне дома было немыслимо.

В то же время мода санкционировала милую вольность – во время загородных прогулок, на даче соломенную шляпку носили, перекинув через руку, как корзинку для цветов. Украшенная полевыми цветами и колосьями, непринужденно загнутая сбоку и скрепленная в этом месте бантом, она меняла высоту тульи и размер полей, но оставалась в моде полтора столетия.

Торжество кринолинов – широчайших юбок на железном каркасе – привело к упрощению причесок и головных уборов. Когда нижняя часть женской фигуры стала монументальной, как пьедестал памятника, шляпкам пришлось, в буквальном смысле слова, туго. Туго прижатые к макушке мелкие тульи их напоминали по форме ложку. Этой «ложкой» и был исчерпан талант женщин сооружать шляпку из «ничего». Шляпки были уничтожены как класс, а их высокую должность стали исполнять кружевные наколки с двумя свисающими на спину длинными лентами. Но как только зашатался каркас кринолина и юбки стали мягче, шляпки проявили твердость. Сначала они отвоевали у вялых кружевных наколок место никак не больше блюдца, затем закрепили позиции с помощью вновь обретенных широких завязок. И, наконец, вернули себе крошечные, сильно выгнутые над ушами поля. Мало того что шляпы закрывали сидящим сзади обзор, они сами по себе были настолько содержательны, что могли конкурировать с происходящим на сцене. Кроме традиционной флоры в дело впервые пошла фауна, причем в самом что ни на есть натуральном виде. Дамский журнал «Ревю де ла мод» писал: «Украшением летних дамских шляп в Париже служат теперь лягушки, особенно эффектные на белом фоне». Но скоро земноводных на шляпках решительно оттеснили пернатые. Этот каприз не прошел моде даром.

Пришлось моде надеть на дамские головы защитную сетку вуали.

«Ах, тонкий кружевной заслон, колеблемый ее дыханьем... Она! Я весь заворожен вуали плавным колыханьем» Десятки чарующих мизансцен, связанных с надеванием-сниманием шляпки, меркнут перед одним изысканным жестом, каким женщина приподнимает или опускает на лицо вуаль. Этим приемом она интригует мужчин уже добрую тысячу лет – именно столько существует вуаль. Она позволяла не только корректировать маленькие ошибки природы, недостатки кожи, носа и губ. Вуаль сохраняла, если нужно, инкогнито дамы на улице и ограждала ее от притязаний вульгарных уличных ловеласов.

В начале ХХ века в Москве и Петеребурге губернаторский указ предписывал снабжать шляпные булавки надежными наконечниками. Но, увы, наконечники откручивались, и травматизм из-за дамских шляп продолжался до тех пор, пока драчливые шляпки не утихомирила новая мода. Хотя многие мужчины за это время пострадали, среди них все же не было убитых. Чего не скажешь о страусах. Экзотической птице грозили истреблением миллионы прекрасных «незнакомок».

От этой сомнительной шляпной моды женщин избавил парижский модельер Поль Пуаре. В платьях без корсета, но с восточными шароварами и тюрбаном светская парижанка почувствовала себя одалиской гарема. В результате с 1913 года произошла радикальная смена силуэта. Узкое по всей длине платье теперь завершала вместо головы-клумбы исключительно маленькая головка, оформленная чалмой, током или шотландским беретиком. В следующем, военном году мода, и раньше не чуравшаяся фронтовых впечатлений, создала по мотивам войсковых головных уборов дамские шляпки-каски и шляпки-пилотки. Но вскоре волшебную палочку моды перехватила предприимчивая Коко Шанель, которая начала свою карьеру с открытия собственного шляпного салона. Ее изделия мгновенно приобрели поклонниц среди высшего парижского света, хотя иногда мадам устраивала для самолюбия аристократок серьезные испытания. Вместо кружев, тюля, цветов и брошей на голове вверившейся Шанель графини мог оказаться бесформеный трикотажный колпак. Но будущая вершительница высокой моды знала, что делала – именно эта шляпная форма стала универсальной с начала 1920-х годов.

Развитие общественного транспорта и финансовый кризис 30-х заставил шляпную моду окончательно отвернуться от громоздких форм. Зато послевоенный всплеск эмоций вылился в поразительное шляпное чудачество. Особенно поразила европейцев шляпка Эльзы Скиапарелли в виде каблука, придуманная Сальвадором Дали. Оторваться от быта и взлететь шляпкам помогли ракеты. На орбиту моды они вывели всевозможные шлемы.

Но чем выше взлет, тем больнее падать. Почти полное исчезновение неработающих женщин привело к тотальному падению шляпного дела. Наше время предпочитает нейтральный беретик, вязаную шапочку, кепку, бейсболку унисекс. Так, конечно, проще, хотя для моды, как известно, простота хуже воровства… и снова появляются зачинщики веселых воровских набегов на шляпные поляны былого. Былое величие смешит нас в современных шляпках, но, как известно, мода смеется последней…

Автор: Наталия Резанова
 


Источник публикации: Фаворит удачи




В конец страницы
На главную
Контакты
Английская версия


 
Наверх
На главную
Контакты
Выставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA