Из истории журналов мод

Кутюр от Клио

Что-то подсказывает, что муза истории Клио была, прежде всего, женщиной, а потом уже сухарём-историком. Поэтому бьюсь об заклад, она, конечно же, следила за своей внешностью, т.е. за тенденциями моды. История вещь долгая — менялись эпохи и менялась мода. И ещё надо подумать, кто кого менял 

Пожалуй, не все знают, что выражение «законодатели моды» подарил нам не щедрый ХХ век. В принципе, «мода» (а по латыни «modus») значит «правило». Правила или законы моды диктовались, даже предписывались и в старину. Причём, как ни прискорбно, чем выше был статус человека, тем неудобнее была его одежда. Длина тоги римского патриция должна была быть не менее 5 метров. Шлейф платья супруги французского короля, хоть умри, но — 24 м. Туфли средневекового феодала — 60 см и, не дай Бог, сантиметром меньше. Дамское платье эпохи Возрождения вполне могло заменить гирю — его вес не опускался ниже 25 кг. Доходило до изуверства: королева Екатерина Медичи обязала придворных дам иметь талию не более 33 см (это вам не 90-60-90). 

Раз уж мы заговорили о законах, то любой правовед вам скажет, что законы обычно собраны в правовых сборниках. Так у моды они ведь тоже имеются. Вы догадались, о чём речь? О журналах мод. 

И вдруг стало обидно: почему изучают римское право, а правовые документы по моде бессовестно забыты? Кто мне скажет: когда появился первый журнал мод? Ну что, вопрос на засыпочку? 

Но прежде чем перейти к журналам мод, не грех вспомнить времена, когда их ещё не было, а мода была и стремительно завоёвывала пространства и умы. Например, уже в Древнем Риме вполне своевременно и обстоятельно информировали провинции о тенденциях столичной моды. Делалось это весьма остроумным способом: в провинции посылали глиняные куклы высотой до 25 см, раскрашенные по последней римской моде. Средневековье славилось своими цехами с их специализацией. Вот когда появилось ноу-хау и заморочило всем головы. Стоит ли удивляться, что самой «секретной информацией» владел цех портных. За свежими выкройками охотилась целая армия шпионов, нанятых дамами высших сословий. Тут же была организована дезинформация. Хитрецы-портные подбрасывали липовые выкройки. Ничего не ведающие матроны шили по ним наряды, ну и выглядели в них так, что хоть завтра в огород ворон пугать. Нет, всё-таки жестокие нравы были в Средневековье! 

Женщины вздохнули с облегчением лишь в конце ХVІ века, когда в Испании появились книги с изображениями одежды и руководством по шитью. Но тогда издать книгу было делом долгим, а «мода, — как говорил Оскар Уайльд, — настолько безобразна, что её вынуждены менять каждые полгода». 

Первой это осознала Франция, и где-то с 1630 г. возродила идею Рима. Тогдашние французские кутюрье стали делать восковые куклы, которых облачали в уменьшенные копии модных нарядов. Куклы назывались «пандоры», и это было символично. Как греческая Пандора неосторожно открыла ящик, в котором хранились человеческие беды, так и парижские «пандоры», прибыв в какой-нибудь захолустный французский городок, повергали в ужас общество:
— Боже, теперь всё должно быть в рюшках! Как сказать об этом мужу — его больное сердце не вынесет такого удара, он же ещё не отошёл после кружавчиков. 

Но настало время выглядеть, как «с картинки», потому что в 1679 году во Франции произошла революция. Нет, не Великая Французская, а Назревшая Женская — вышел первый в истории журнал мод «Mercure Galant». Революционно настроенные массы дам просто рвали журнал друг у друга из рук. Срочно пришлось выпускать другие заряженные не менее революционными настроениями и модными идеями журналы «La galerie de modes et costumes», «Cabinet des modes» (1785 г.). Германия, вечно завидовавшая Франции, ответила «Gournal des Luxus und des moden». В 1794 г., плюнув на пуританские традиции, издала «Gallery of Fashion» и Англия. 

С тех пор под песенку «Без моды жить нельзя на свете, нет!» женщины с тем же интересом, что и сегодня, зачитывают до дыр журналы мод, эти архивы красоты, которые сеют разумное, доброе, французское. Да, французские модельеры долгие годы были законодателями. А французские издатели журналов мод постоянно искали, чем бы огорошить читательниц. 

Журналов было так много, что конкурентов приходилось убивать, причём, не физически (для нации дуэлянтов это было бы самым простым), а творчески. Кто-то даже догадался печатать в женских журналах, помимо фасонов, и кулинарные рецепты. 

Но особый изящный стиль своему журналу «La mode», начавшему выходить с 1829 г., придала Эмилия де Джирарди. Она создала литературный раздел журнала, где печатался молодой Оноре де Бальзак. Поэт Стефан Малларме в 1874 г. основал элегантный журнал «La derniere mode», где давал возвышенные и мудрые советы читательницам. Нечто в таком духе: «Дама должна одеваться так, чтобы мужчине хотелось её раздеть». Его журнал начали почитывать и мужчины. 

О том, что мода давно уже заслуживает статуса отдельного вида искусства, говорит тот факт, что известные творческие личности уже тогда не считали зазорным работать в журналах мод. В начале ХХ века в элитарную «Gazette du BON TON» пришли Ж. Кокто и Ж. Жироду, для неё рисовали художники Р. Дюфи, Х. Бернар. Журнал «Femina» украсили своими работами Дриан, Легран. 

В технологии показа моделей назревала очередная революция. Совершил её королевский портной Фредерик Ворт, получивший звание «основоположника hautе couture». Это Ворт ещё во второй половине ХІХ в. использовал для демонстрации своих моделей манекенщиц. До него модели показывались на «бюстье», т.е. на манекене из папье-маше, или, в лучшем случае, их одевали на себя девушки-швеи, оторвавшись от своих швейных столов. 

Боюсь, что именно тогда манекенщицы убедительно доказали, что кроме красивых и некрасивых женщин имеется особый, третий тип красоты — модельный. 

Кстати, и у нас, я имею в виду пространство Российской империи и лучшую её часть — улицы Одессы, за модой следили пристально. Правда, законодателями были всё те же французы. В ХІХ в. были популярны журналы «Вестник французской моды», «Дамский журнал», «Модный свет». Одесса в этом вопросе имела существенное преимущество. Не кратчайший, а самый быстрый путь из Европы был морской. Бывалые моряки быстро сориентировались и везли из Европы не всякую ерунду, а нагружались журналами с модными моделями и тканями к ним. Приходило в порт очередное судно, и уже через два дня на Дерибасовской проходил показ мод прямо на одесситках. И счастье, что этого не видел Париж — умер бы от зависти. 

Да, наступали времена, когда Париж, этот диктатор моды, начал сдавать позиции. В 1924 г. модельер Жан Пату набрал в США шесть молодых американок из высшего света, обучил их грациозно ходить, томно смотреть и вяло любить. Приодел и привёз в Париж, где устроил шоу моделей одежды. Успех был оглушительный. Так, благодаря Пату профессия модели стала суперпрестижной. Но не самой лёгкой. Это к сведению тех, кто видит своё будущее на подиуме. В 1983 г. было проведено исследование, учёные подсчитали, что во время трёхдневного показа моделей, состоявшегося в «Паркс отеле» в Дублине, манекенщицы Р. Брауна и Л. МакКорт прошли по 114 километров каждая. Т.е. за год музы подиумов отмеряют своими престижными ногами земной экватор. Вот, очевидно, почему мужчин, которых всегда привлекала экзотика дальних стран, так притягивают эти ноги. 

Все эти парадоксы, открытия и озарения мира моды может простить только одно: достойное каждой женщины желание — быть красивой, и, как следствие, любимой.

Валентина Орти

Источник публикации: Одесский городской портал



В конец страницы
На главную
Контакты
Английская версия


 
Наверх
На главную
Контакты
Выставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA