Куплено в СССР. Магазин «Бабушка»

Шоппингтекст9

Когда я была маленькой, мы с родителями однажды гуляли по Дрездену и зашли в лавку старьевщика, где стояли старые комоды, висели полки с диковинными вещами, а в витрине красовался граммофон, — вспоминает Анна Юсупова. В 2002 г. она открыла такой магазин в центре Москвы и назвала его «Бабушка». Бизнес с годовым оборотом в $20 000 позволяет хозяйке заниматься любимым делом.

В начале был стол

У Юсуповой два образования — искусствоведческое и экономическое. Она долго была менеджером в художественных галереях, но мечтала открыть свое дело. В начале 2000-х гг. подрабатывала в небольшом ателье. Руководство ателье симпатизировало молодой женщине и безвозмездно отдало ей подсобное помещение, доверху заваленное хламом. Юсупова его расчистила и отремонтировала. Через знакомых вышла на скупщиков старых вещей, которые снабдили ее предметами советского быта. «Первым делом я купила круглый стол. Это основа советского интерьера», — рассказывает Юсупова. Стартовый капитал составил $10 000 из личных накоплений. Дороже всего обошелся ремонт.

Открытие магазина винтажных вещей не требует особых вложений, считает Дмитрий Морозов, независимый эксперт по рынку антикварных вещей и предметов старого быта. Правда, оговаривается он, первоначальная закупка товара может обойтись в 5-6 млн руб.: «Этот бизнес в первый год вообще не приносит прибыли. Значимые доходы появляются только через 3-4 года». Но Юсупова утверждает, что ее магазин был прибыльным со дня основания, хотя 60% вещей не продаются, а составляют постоянную экспозицию. Некоторые экспонаты предпринимательница сдает в аренду киностудиям и театрам и каждый раз с нетерпением ждет их возвращения.

Абсурд сертифицирован

С первых дней существования магазина Юсупову замучили проверки со стороны государственных органов: «Когда речь заходит о сертификации товара, их правила кажутся абсурдными». Так, два месяца назад Роспотребнадзор потребовал, чтобы на каждой винтажной вещи была этикетка с информацией о стране происхождения и материале, из которого она изготовлена. Пришлось придумать этикетки даже для авторских работ. Правда, после того как компания Юсуповой вошла в союз малых предпринимателей, госорганы смягчили требования. «Теперь мне чаще удается их уговорить», — поясняет она.

Продажей антиквариата и винтажа часто прикрывают отмывание денег, поэтому проверки необходимы, уверяет Иван Казаков, начальник юридического отдела аукционного дома «Гелос». «По закону предметы старины не требуют сертификации. Но если они продаются в магазине, то согласно Гражданскому кодексу должны быть приведены в товарный вид», — объясняет он. На них следует наклеивать этикетки с указанием хотя бы примерного периода изготовления и страны-изготовителя. Тем не менее, добавляет он, в российском законодательстве, регулирующем продажу таких вещей, много пробелов, что приводит к бесконечным спорам между предпринимателями и госорганами.

Статуэтки дорожают

В «Бабушке» наценка на каждую вещь — 20%. «Советские комиссионки брали столько же», — утверждает Юсупова. Например, популярные ныне советские жестяные коробки из-под чая стоят от 100 руб. до $200. А патефоны — от 1000 до 8000 руб. «Стоимость каждого предмета повышается в среднем на 20% в год. Есть статуэтки советского периода, цена которых увеличивается на 100% ежегодно», — объясняет предпринимательница.

В таких магазинчиках, как «Бабушка», значительная наценка из-за небольшого объема продаж и закупки товара у коллекционеров и скупщиков, считает Александр Соколов, совладелец торгового дома «Чудный старьевщик»: «Мы пошли по другому пути: покупаем старые вещи прямо у населения, посещаем западные аукционы, блошиные рынки. За счет объема и каналов закупки у нас цены ниже». Тем не менее спрос на винтажные вещи сейчас настолько превышает предложение, что каждый найдет клиента, добавляет он. Повышенный спрос отмечает и Юсупова: «Клиентов в последние годы стало в 10 раз больше». «За последние два года наш оборот увеличился на 60-70%, а цены на предметы советского быта выросли в два раза», — утверждает Соколов.

«Каждую пятницу мы продаем около 300 лотов, — рассказывает Алия Бирюкова, эксперт аукционного дома “Гелос”. — Винтажные вещи моментально уходят с молотка».

Будет ли «Дедушка»

«В Москве порядка 20 винтажных магазинов, — рассказывает Морозов. — Каждый продает в месяц не больше чем на 300 000 руб.». Есть блошиные рынки. «У нас арендуют прилавки индивидуальные предприниматели. Мы не спрашиваем, сколько они зарабатывают», — поясняет Алла Фетисова, директор по связям с общественностью вернисажа в Измайлове.

В 2004 г. Юсупова решила расширить бизнес. Взяла ссуду в банке (сумму не раскрывает) и выкупила у старых владельцев ателье. Сейчас 50% заказов составляет пошив и ремонт обычной одежды, а 50% — переделка винтажных вещей. Правда, конкуренты ядовито замечают, что перешитую вещь нельзя считать винтажной. «Это аутентичные вещи, которым от 20 до 50 лет. Мы такие привозим из Лондона», — заявляет Ирина Гетманова, хозяйка магазина «Фрик фрак». Клиентов, стремящихся перешить старые вещи, предостаточно, парирует Юсупова. Сейчас в ее компании работает шесть человек, есть еще несколько внештатных сотрудников. О дальнейшем расширении бизнеса Юсупова не думает. И все же оговаривается: хорошо было бы открыть магазин «Дедушка» с более мужским ассортиментом. Но вряд ли на это хватит средств.

Автор: Мария Подцероб 

Источник публмикации: "Ведомости" 26.05.2008, №94 (2116)



В конец страницы
На главную
Контакты
Английская версия


 
Наверх
На главную
Контакты
Выставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA