Мода в стиле "ностальжи"

Шоппингтекст8

Рядом со знаменитым венским рынком «Нашмаркт» (Naschmarkt), где в былые времена закупали продукты придворные повара австрийских кайзеров, есть уютное местечко под названием «район свободных домов» (Freihausviertel). Воздух здесь насыщен творческим вдохновением, рождающим фантазии и грезы. Их навевает буквально все: и величественные дома, построенные на рубеже XIX и ХХ столетий, и диковинные ресторанчики со всевозможными этно-кухнями, и манящие волшебными огнями кафе и бары, с доносящимися из них звуками редких мелодий. В этом райончике все как будто способствует тому, чтобы в «свободных домах» селились в первую очередь люди творческие - студенты, художники, поэты и музыканты. Неудивительно, что именно тут, справа от рынка «Нашмаркт», так много магазинчиков, торгующих разными диковинными вещицами, авторской керамикой и статуэтками, дизайнерской одеждой, предметами старины и искусства.

Бутик «Ностальгическая мода» («Nostalgie Mode») как нельзя лучше вписывается в «пейзаж» творческого района. Когда я первый раз проходила мимо этого магазина, мне показалось, что «Ностальгическая мода» – это не магазин вовсе, а музей или, как минимум, выставочная ретро-экспозиция. От вида искусно разложенных в его витринах старомодных женских шляпок, напитанных энергетикой прошлого брошечек, бус и вееров, от крохотных, вышитых бисером сумочек и малюсеньких, почти детского размера, женских туфелек у меня захватило дух. И конечно, как было не заглянуть внутрь заведения, в одной из витрин которого красовалось легендарное шанелевское «маленькое черное платье», окаймленное фотографиями милашки Одри Хепберн?
Хозяйка магазина, приветливая и моложавая, элегантно одетая дама на вид лет пятидесяти, радушно приветствует меня у входа элегантным вопросом: «Чем я могу быть Вам полезна, милостивая госпожа?». С недоумением оглядываюсь по сторонам: наверняка, вместе со мной в магазин зашла еще какая-нибудь древняя старушка. Однако нет, пока что я – единственная посетительница, поэтому обращение было направлено, очевидно, ко мне. Да и как по-другому, если не старомодно звучащим вопросом, можно приветствовать клиентов в подобном ретро-заведении?

В «Ностальгической моде» царит особый дух. Чем больше я осматриваюсь вокруг, тем больше у меня складывается впечатление, будто какой-то невидимый маг перенес меня в далекое прошлое, а точнее сказать, – прямиком в старый добрый бабушкин сундук. Из него передо мной предстали образы и силуэты давно ушедших эпох. Приветствую вас, Великий Гэтсби, холодный белокурый ангел Марлен и завораживающая соблазнительница, кокетка Вивьен Ли!

Из полного диковинок бабушкиного сундука мне теперь, пожалуй, вовсе не захочется возвращаться обратно в будни современности. Трепет и благоговение – вот чувства, переполнившие меня в эти минуты. «Сундука» я не покину, по крайней мере до тех пор, пока досконально не пересмотрю все хранящиеся в нем драгоценные для моего взора одежды и украшения, которых здесь, осмелюсь доложить вам, – превеликое множество: и нарядное шелковое пальто из Китая 20-х годов, и костюмы с пальто от самой мадам Шанель, и норковые манто всевозможных окрасок из 40-х, и даже шубка из меха ... гориллы, работы искусных мастеров Парижа 30-х годов. О, сладостные мечты о роскоши, блеске и гламуре слишком быстро умчавшейся эпохи!..
Вежливо и ненавязчиво владелица магазина, фрау Ингрид Рааб, с которой я только что успела познакомиться, объясняет мне, что в созданной ее стараниями империи ретро можно найти предметы одежды, сделанной не только в прошлом, но даже и в позапрошлом столетии! Прежде всего, хозяйку нетрадиционного бутика интересует период, начинающийся с 1880-х и заканчивающийся где-то 1980-ми годами. Фрау Ингрид убеждена: в конце 80-х годов прошлого века новые модные тенденции перестали возникать как таковые, уступив место эклектике, т.е. смешению стилей и направлений.
Может быть, приходит мне в голову, именно у госпожи Рааб мне, наконец, посчастливится найти наряд, о котором мечтаю с давних пор - старинное шелковое платье с пайетками, с открытой спиной и со спущенной талией - точь-в-точь как носили в «золотых двадцатых» прелестные барышни-эльфы, ночами напролет танцевавшие чарльстон? С этим вопросом я обращаюсь к хозяйке волшебной ретро-шкатулки. Вопрос мой фрау Ингрид впросак не ставит: для нее, узнаю я, нет ничего невозможного. Однако для нахождения описанного мною платья, к тому же моего, признаюсь, весьма миниатюрного размера, потребуется немало усилий, потому как в наши дни одежда родом из двадцатых стала большой редкостью, и для ее поисков нужны обычно не только и не столько терпение, сколько средства, причем немалые. Не жаль ли мне потратить 1,5 – 2 тыс. евро за платье моей мечты? Вопрос больше из разряда философских...

«Как набирается коллекция, выставленная на продажу в Вашем магазине?» - интересуюсь я у фрау Ингрид. Оказывается, вещи приносят сюда в основном сами владелицы уникальных предметов одежды. Многие из них - дамы почтенного возраста, осознавшие, что их гардероб, каким бы драгоценным он ни был для них самих, для плеяды наследников не представляет никакой ценности. Поэтому дамы предоставляют свою одежду – разумеется, за определенную плату - чужим, но разбирающимся в моде и ее стилях людям. Среди «поставщиков» уникальных антикварных вещей есть, разумеется, и сами наследники увядающих модниц прошлого, а также и воодушевленно увлекающиеся винтажной модой дамы, резко поменявшие свои модные пристрастия с одной эпохи на другую.

Именно поэтому Ингрид Рааб постоянно может рассчитывать на то, что в ее магазин принесут достаточно старинной одежды, из коей она сможет выбрать для своей экспозиции наиболее ценные экземпляры, которые к тому же впишутся в актуальные веяния моды и в потребности постоянных клиенток. Примечательно, что для «Ностальгической моды» не приходится делать никакой рекламы, потому что популярность у клиентов – самая лучшая реклама, работающая сама на себя. Фрау Ингрид великолепно обходится так называемой «устной пропагандой», которую распространяют в своих кругах сами клиентки заведения.

Ингрид Рааб – автодидакт чистой воды. Свое дело она начинала с нуля, по ее собственному выражению, «не имея для этого ничего, кроме хорошего вкуса и любви к красивой одежде». Поначалу, однако, врожденный консерватизм жителей Вены чуть было не сыграл в бизнесе Ингрид Рааб роковую роль. Дело в том, что идея создать этот необычный магазин родилась у тележурналистки Ингрид Рааб еще в начале 70-х. Тогда о винтажной моде, по крайней мере, в Австрии, знали совсем немногие люди. В то время работа забрасывала Ингрид в разные уголки света, и возможностью повидать мир юная австрийка пользовалась сполна, при любом удобном случае знакомясь с искусством, театром и миром моды, развивая свои вкус и познания в сфере истории и дизайна одежды. Не в последнюю очередь помогло ей и общение со многими неординарными личностями, с которыми она встречалась по долгу службы, например, на интервью (среди них было немало знаменитых артистов и музыкантов, политиков и писателей, афишировать имена которых фрау Ингрид не желает, по-видимому, из соображений простого, присущего настоящим эстетам андерстейтмента, склонности к преуменьшению и сдержанности).
Именно в то время у Ингрид Рааб выкристаллизовались необычайное чувство стиля и интерес к истории костюма. Так возникла идея создания винтажного бутика. Одним словом, успешная журналистка, исколесившая полмира, решила оставить прежнюю работу и переключиться на иную сферу деятельности - продажу эксклюзивных, антикварных предметов одежды.
Сначала Ингрид пришлось потратить немало усилий, прежде чем ее новоиспеченное детище смогло занять на рынке моды в консервативной австрийской столице достойную для него нишу. «Поначалу людям казалось, что я открыла не эксклюзивный бутик, а обыденную барахолку. Доказать клиентам, что я торгую не дешевкой, а антиквариатом, было задачей не из легких», - вспоминает Ингрид. Для этого на слово «секонд хэнд» в применении к своему магазину она наложила табу. Вместо него родилась «ностальгическая мода», победное прохождение которой по всему миру началось, кстати, совсем недавно. Таким образом, Ингрид Рааб на своей родине сумела предвосхитить события и стать первопроходцем. Наверное, поэтому ее бутик по сей день не имеет настоящей конкуренции в бизнесе винтажной моды.

Как я уже заметила, триумф винтажной моды начался недавно. Случилось это с легкой руки голливудской кинозвезды Джулии Робертс, которая как-то раз, несколько лет назад, появилась на вручении «Оскара» не просто в платье от одного из признанных дизайнеров, а в старинном, винтажном наряде от Valentino. После этого на винтаж – (что в переводе с французского означает «лучшее вино урожая данного года») - начался настоящий бум. Добротность вина проверяется, как известно, временем. Как видно, то же самое можно смело говорить и об одежде.

«Чем необычна и примечательна винтажная мода?» - интересуюсь я у фрау Рааб. – «Да, пожалуй, тем, что отдельные элементы костюма в стиле «винтаж» способны превратить вас в женщину-уникум. Нет, наверное, более простого способа создать свой собственный неповторимый образ, чем сделать это с помощью уникальных старинных вещей. При умелом обращении с ними вы станете яркой индивидуальностью, подчеркнете свои достоинства и умело спрячете свои недостатки».

Вероятно, это и есть причина того, почему на Западе в винтажные вещи сейчас с удовольствием облачается и стар, и млад. Только вот в понятие «винтаж» представители разных поколений вкладывают подчас разные представления: если для молодой девушки «винтажным» будет какой-нибудь наряд, скажем, из 70-х, то для более почтенных дам - в возрасте, к примеру, госпожи Рааб - «винтаж» - это, скорее, мода 20-х – 60-х.

А вот у западных модниц любого возраста мода на «винтаж» приобретает все новые нюансы. На пике актуальности сегодня - эксперименты со старинной одеждой в стиле «фьюжн». Фокус прост: к примеру, вместе с джинсами или, скажем, коротеньким летним сарафанчиком надевается ... старинное японское кимоно. Кстати, подобные кимоно тоже можно приобрести в магазине госпожи Рааб.

Откуда берутся у фрау Ингрид дальневосточные винтажные сокровища? Оказывается, их ей поставляет одна клиентка-японка, живущая в Вене и страстно увлекающаяся всевозможными «винтажными штучками». Во время своих поездок на родину эта дама умудряется отыскивать для бутика «Ностальгическая мода» старинные кимоно, традиционные пояса оби и другую женскую и мужскую одежду былых эпох. Цена на эти уникальные вещицы, сразу скажу, немалая: за женскую коротенькую курточку-кимоно «хаори», сделанную в 40-е годы, стильной моднице нужно будет раскошелиться где-то на 400 евро! Однако, как считает фрау Ингрид, по сравнению с ценами на вещи современных дизайнеров, эта сумма «смехотворно мала», «зато фурор от подобного винтажного фьюжн-внедрения вам гарантирован», - с уверенностью отмечает Ингрид, открывая передо мной свою пресс-папку, где собрана подборка о винтажных фьюжн-композициях, успешно примененных в повседневной жизни богатыми и знаменитыми мира сего. Как видно, винтажом в стиле «фьюжн», действительно, «балуется» немало голливудских красавиц - например, актрисы Лив Тайлор и Камерон Диас.

В этом году бутику «Ностальгическая мода» исполняется 27 лет. За все это время Ингрид Рааб, обладательница самого богатого «бабушкиного сундука» Австрии, успела побывать не на одной международной ярмарке винтажной одежды и аксессуаров (наиболее часто такие мероприятия устраиваются в северной Италии, во Франции и в США), прочитать десятки книг по теории и истории костюма. Ингрид утверждает, что в ее бизнесе практические знания намного важней любой самой доскональной теории. «Возраст одежды я, как правило, определяю на вид и на ощупь», - признается фрау Ингрид. Доля ошибок при этом удивительно мала: до сих пор Ингрид Рааб удавалось устанавливать возраст того или иного винтажного костюма с точностью до двух-трех лет! Платье, сшитое, к примеру, в 1933 году, вряд ли будет похоже на наряд, увидевший свет, скажем, тремя годами позже. При экспертизе возраста наряда госпоже Рааб помогают не только знания о тенденциях и стилях, но и опыт «общения» с тканью, прикосновение к ней. Ингрид Рааб посчастливилось за свою жизнь «пообщаться» не с одним десятком уникальнейших экспонатов.

Время от времени госпожу Рааб приглашают в качестве консультанта по костюмам в большие и малые театры Австрии, в частности, и на самую знаменитую немецкоязычную драматическую сцену – в венский Дворцовый театр. Ингрид Рааб была автором декораций и костюмов к нескольким историческим мюзиклам, идущим на театральных подмостках Альпийской республики. Некоторые актрисы, певицы и другие знаменитые личности обращаются к фрау Ингрид за «стильным» советом, с просьбой помочь им найти свой образ или просто подобрать подходящий костюм для того или иного мероприятия. Работы у фрау Рааб – непочатый край. Потому так кстати ей приходится помощь в работе ее собственного мужа, который, тоже не имея за плечами художественного образования, после ухода на пенсию все свое свободное время посвящает любимому детищу своей жены. После нескольких лет работы бок о бок с женой господин Рааб стал отлично разбираться в истории костюма и может великолепно помогать клиенткам магазина в подборе деталей для винтажного гардероба.

Страсть четы Рааб – утонченная мода 20-х, а также добротная и одновременно изысканная одежда 60-х. Классиками кутюра, которым нет равных, Ингрид, например, считает Коко Шанель и Кристиана Диора. Как бы то ни было, шедевры дизайнеров наших дней остаются пусть даже талантливым, но все же подражанием работам этих двух мэтров высокой моды», - говорит Ингрид.

А кто из кинодив, кроме Марлен Дитрих, по мнению фрау Рааб, является непревзойденным популяризатором высокой моды? «Конечно же, Одри Хепбёрн! Именно эта хрупкая девочка-ангелочек и вдохновительница модного дома Givenchy вдохнула вторую жизнь в знаменитое «маленькое черное платье» а-ля Шанель. Строгая сдержанность и подчеркнутая элегантность Одри превратили ее в эталон моды 60-х, в отличие от напускной и манерной Мэрлин Монро, которой так и не удалось написать в истории моды свою отдельную страничку». Теперь мне становится понятной взаимосвязь между декорациями в витрине магазина «Ностальгическая мода» - шанелевское платье и фотографии Хепберн.

Круг постоянных посетителей салона-магазина госпожи Рааб расширяется с каждым годом, по мере того как растет популярность винтажной моды. Оказывается, в бутике госпожи Рааб есть немало русскоязычных клиенток! Особой любовью у этих дам, по словам фрау Ингрид, как ни странно, пользуются не платья, а старинные шляпки и сумочки.

Фрау Ингрид говорит, что первыми дамами, отважившимися в Австрии носить «винтаж» еще задолго до его популярности в широких массах, были художницы, актрисы театра и кино, певицы, а также ... женщины-политики. Однако в последние годы жительницы Западной Европы, сделавшие карьеру в политике, склонны одеваться более строго и консервативно - в деловом и по возможности непретенциозном стиле. «Эта тенденция вызывает у меня глубокое сожаление, - признается Ингрид, - ведь утилитарная одежда отнюдь не подчеркивает индивидуальность женщины-политика».

В этом смысле обладательница тонкого вкуса Ингрид Рааб высоко ценит собственный стиль, присущий новому украинскому премьер-министру Юлии Тимошенко: «Личность Тимошенко в мире политики – словно дуновение свежего ветра. Чего стоит уже одна ее прическа - ее искусно уложенная коса! Потрясающе, как эта коса подходит к украинскому колориту! Когда я вижу фрау Тимошенко по телевизору, мне хочется воскликнуть: «Браво!». До чего все у нее продумано, стильно и со вкусом!»

Любопытно, есть ли у фрау Рааб универсальный рецепт для тех модниц, кто еще не совсем уверен, сможет ли «подружиться» с винтажной модой? Ответ повелительницы венской ретро-империи прост: «Чтобы сочетать и комбинировать старое с новым, нужно непременно научиться видеть себя со стороны, составить себе четкое представление о своей внешности и фигуре.

В винтажной моде главное – иметь чувство стиля, научиться распознавать в зеркале - подходит одежда той или иной эпохи к моему облику или не подходит? Освоить это искусство досконально по силам далеко не каждому. Даже мне, искушенной в моде женщине, подчас очень трудно давать советы той или иной клиентке. Я тоже нередко сомневаюсь, что сказать по поводу того или иного платья или костюма. Поэтому в моем магазине так важно подолгу примерять вещи, сочетать и экспериментировать. При этом главное - чтобы одежда подчеркивала индивидуальность, а не навязывала Вам какое-то определенное, актуальное сейчас направление, как это часто происходит с вещами, которые Вы покупаете в современных бутиках».

Однако, как считает Ингрид, «самой главной предпосылкой в применении винтажной моды к собственной персоне является фантазия, творческий подход к моде и непременная любовь к перевоплощению. Хотя, с другой стороны, отыскание в море винтажных сокровищ подходящих к собственной личности предметов одежды, наверное, и перевоплощением называть неуместно. Тут правильнее было бы говорить о «достижении симбиоза одежды и личности».


Татьяна Монтик 

Источник публикации: «Русский базар» | 2005-03-28 



В конец страницы
На главную
Контакты
Английская версия


 
Наверх
На главную
Контакты
Выставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA