Винтаж: история, которую можно себе позволить

Украинские декораторы рвутся в бой и готовы создавать гениальные интерьеры, но отечественные рокфеллеры пока не спешат доверить им свои дворцы.

Это происходит потому, что, во-первых, не вполне понятно, кто такие эти самые декораторы.

Во-вторых, зачем поручать кому-то обустройство своего дома, если жена и так обожает покупать вазы, шторы и картины, а ковер к стене можно прибить самому?

Чтобы давать ответы на подобные вопросы, главному редактору журнала «Архидея» Алле Ботановой понадобился целый фестиваль искусства декорирования интерьеров. В этом году «Простiр» (так назывался показ) проходил в четвертый раз. Темой мероприятия был объявлен винтаж – последний писк мировой интерьерной моды.

«Простiр. Вiнтаж» представил десяток стендов с работами украинских дизайнеров и несколько мастер-классов, проведенных профессионалами топ-уровня из Франции, Великобритании и России.

Само собой, состоялись обмен опытом и демонстрация достижений мастеров декора.

Родил сына? Зови архитектора

История декоративного искусства в Украине насчитывает всего несколько лет. Век самодельного жилья длился до середины 90-х, пока люди, которые могли себе позволить построить дом и посадить дерево, не открыли вдруг для себя, что существуют профессионалы, способные сделать это красиво и грамотно. Так оказались востребованы строительные архитекторы и специалисты по ландшафту.

По словам Аллы Ботановой, только сегодня буржуазия медленно и осторожно начинает поиск декораторов для своего жилья. «Я считаю, что мы находимся в начале этого пути, – говорит она. – Явление слишком слабое, чтобы говорить о каком-то уровне. Надо помогать его становлению. Характерная черта киевских салонов – мало разнообразия и отсутствие национальных традиций. Никто в мире сегодня так не отрекается от своего, родного, как у нас».

«Звуки музыки» – архитекторы Катерина Васильева и Алексей Шкиря

Архитектор и дизайнер Катерина Васильева (архитектурное бюро «Васильева & К», Киев) философски отмечает: «Это было, есть и всегда будет востребовано. Потому что для любого человека важно, в какой атмосфере он живет и самореализуется, как устроено его жилище и место работы. Вопрос в том, насколько эта необходимость осознана. После революции несколько поколений украинцев прожили в стороне от мировых культурных процессов. Поэтому сегодня люди, вдруг получившие большие финансовые возможности, зачастую не могут адекватно ими воспользоваться, – делает вывод дизайнер. – Заказчик хочет, «чтоб было классно». Но идентифицировать это «классно» ему очень сложно, – продолжает она. – Я тебе плачу, ты делай, как я скажу», – говорит он декоратору. И если между ними нет взаимного уважения, появляется интерьер, в котором отсутствуют вкус и чувство меры. Таких сегодня у нас большинство. Интерьер – это отражение внутренней самооценки человека и его позиционирования по отношению к социуму».

Если очень хочется, то… лучше не надо

Любимец миллиардеров и коронованных особ французский декоратор Франсуа Денек рассказывал на открытии фестиваля «Простiр. Вiнтаж» о свадьбе в Саудовской Аравии, на декорации которой под его руководством было потрачено 50 млн. евро.

Отечественный потребитель тоже готов пойти достаточно далеко, но, разумеется, в пределах своих представлений о прекрасном. Историк моды, декоратор и коллекционер Александр Васильев (Франция) проводит в Стамбуле недельные семинары для российских миллионерш с посещением византийских дворцов. Он говорит о том, что люди из бывшего СССР пока что мало ценят свою историю: «Часто наши клиенты в Украине и России говорят о том, что их прошлое настолько непритязательно, а бывшая жизнь в коммунальной квартире такая несимпатичная, что они не хотят об этом вспоминать. Это плохо. Винтажная вещь, если она не приобретена у скупщика, как это часто делается ныне в Лондоне или Париже, должна роднить нас с нашей историей, нашей страной. Меня же недавно спросила одна клиентка: «А можно мне в Днепропетровске сделать провансальский стиль?». Я ответил: «Наверное, можно… Но зачем?! Это же глупо!».

Люди хотят, чтобы было «классно», но как это выглядит, зачастую не знают.

Дизайнер Елена Турянская (Львов) говорит о консерватизме и стремлении к пафосу, что пока трудно преодолеть: «Сегодня мы качественно делаем классику в разных интерпретациях. Однако есть много других актуальных направлений, которые можем предложить, но клиент пока к ним не готов. Предельной суммы, которую украинец способен выложить за интерьер, не существует. Все зависит от состояния финансов самого заказчика. Но сейчас наши люди больше готовы платить за репрезентабельный интерьер. Они не делают интерьеры, в которых чувствуют себя уютно и хорошо. Они не готовы купить себе стул за $5 тысяч, на котором очень удобно сидеть, но который не вписывается в общие представления о красоте».

Невыносимая близость к Европе

Пожалуй, в Украине Львов находится в наиболее выгодном положении и имеет все шансы стать мощным центром развития самобытного направления в дизайне.

«Мы географически ближе к Европе. Это объективные обстоятельства, а не претензии на какую-то исключительность, – говорит местный дизайнер Елена Турянская. – В Польше, Германии я бываю чаще, чем в столице. Четыре часа на машине – и я в Кракове. А это уже совсем другая культура и эстетика, которая нам по ментальности понятнее, чем те процессы, которые происходят в том же Днепропетровске, Харькове или еще где-либо. Я не говорю, лучше мы или хуже. Мы просто другие».

Во Львове постоянно смешивались различные культуры и нации (в XVII веке для составления документов в городе использовалось восемь официально признанных языков). Да и в составе СССР он пробыл не так долго (со Второй мировой войны). Благодаря последнему обстоятельству, здесь были сохранены многие предметы искусства и старинные интерьеры, а культурные традиции не прервались.

«Я, например, училась в вузе, где преподавали профессора, окончившие Венскую академию, – рассказывает Елена Турянская. – А благодаря тому, что перед Второй мировой войной здесь оказалось несколько толковых выпускников Баухауза (архитектурная и дизайнерская школа в 1920-х годах в Германии), у нас сейчас на подъеме конструктивизм, который был слабо развит у братьев-славян».

На Западе давно устали жить при свете галогенных ламп и в космоинтерьерах

После получения Украиной независимости во Львов хлынул поток зарубежных туристов, и первыми стали немцы, искавшие остатки Австро-венгерской империи. Это оживило торговлю антиквариатом и дало возможность восстановить старинные рестораны и кофейни. Какое-то время туристы с Запада были основными потребителями, но сейчас подтягиваются и украинцы. Известно, что в последнее время предприниматели с востока Украины стали активно покупать во Львове недвижимость. Многие из них назначают здесь встречи с западными партнерами и отдыхают на местных горнолыжных курортах.

Винтаж на здоровье

Винтаж, столь популярный во всем мире, известный московский декоратор Анна Муравина считает стилем, который для стран бывшего Советского Союза приобретает более глубокий, даже философский смысл.

«Чтобы создать новое, мы 70 лет уничтожали нашу историю и воспоминания, – говорит декоратор. – Я помню рассказ моей мамы, как в начале 1970-х годов она выбрасывала на помойку карнизы из черного дерева с мордочками львов и старое пианино. Как тяжело их было выносить и как плохо они горели! Об этом сейчас страшно слышать! Слава богу, все изменилось. И мне кажется, что интерес к винтажу, к старым вещам, которые не представляют художественной и культурологической ценности, а имеют ценность семейную, эмоциональную – это показатель здоровья нации».

Сегодня старинных семейных предметов у русских заказчиков сохранилось крайне мало, и Анна Муравина считает большой удачей, когда к ней приходят с просьбой вписать в новый интерьер «кресло, в котором сидела моя бабушка». Как реакция на недостаток истории, набирает популярность шеби-шик – искусственно состаренные вещи. В Москве пользуется спросом так называемый «сталинский ампир» – вещи и аксессуары соответствующего периода.

Кузя как фактор развития дизайна

Алексей Шкиря (архитектурное бюро «Васильева & К») говорит, что в области дизайна интерьеров Москва ушла далеко вперед и имеет сильные позиции в мире. «Очень качественный дизайн и архитектура в Москве делаются местными профессионалами, – говорит он. – Разумеется, деньги в этих процессах играют важную роль. Но не только они».

Во многом этому способствуют изменения в психологии российских потребителей. Анна Муравина склонна видеть эти процессы и в Украине.

«Мне очень приятно, что в последние годы в наших странах появилось больше ярких личностей, – делится она. – Именно поэтому мы с Ладой Гусевой, моим партнером, создаем интерьеры не «в стиле», а «для личности».

Сегодня винтаж гораздо популярнее тяжелого и дорогого антиквариата

Вспоминаю заказчика, с которым мы работали лет восемь назад. Он принес фотографии квартиры своего друга Кузи и сказал: «Сделайте мне круче». И дальше все, что мы делали, это было исключительно для Кузи. Если в процессе работы клиент говорил: «Ну, Кузя сдохнет!» – это означало «хорошо», «нравится». К сожалению, это еще бывает с нашими заказчиками: люди боятся осознавать себя личностями. Боятся сказать «я такой» и не делать так, как принято. Принято было в последнее время ставить огромное количество чудовищных шкафов-купе, и вот их все ставили. Но, посмотрите, это очень некрасиво и просто дурной тон! И задача декоратора сказать человеку, который заработал деньги, что он не такой, как все».

Украинские держатели салонов интерьерной моды французской марки SIA Марина Пономаренко и Иван Воин предполагают, что наш потребитель станет быстрее реагировать на изменения мировых тенденций. «Люди устали жить при свете холодных галогенных ламп в космоинтерьерах. Мир переболел этим лет пять назад и обратился к винтажу, а наша страна еще продолжает болеть. Но ведь когда ты возвращаешься из офиса домой, хочется теплых и приятных вещей. Наши потребители начинают уже понимать это, а мы будем расти с их возможностями и мировоззрением. Сегодня у нас 10 магазинов в Украине. Думаю, их будет больше».

Антиквариат для бедных

Гость фестиваля «Постiр. Вiнтаж» британский дизайнер Рита Кениг (Rita Konig) занимается декорированием интерьеров в Лондоне и Нью-Йорке, а также выступает экспертом по прогнозированию трендов. Она консультировала Procter&Gamble, Ovaltine, Miller Harris, сейчас работает с Whirpool.

Вот что сказала «&» Рита о причинах возникновения и популярности стиля винтаж: «Думаю, это связано с деньгами. Гораздо легче и дешевле покупать винтаж, чем атиквариат. И очень часто это дешевле, чем приобрести современную мебель. В какой-то момент это стало модой, потому что люди, которых мы называем стильными, обычно небогаты, но всегда находят способ, чтобы все выглядело хорошо. Кроме того, мне кажется, людям надоела коричневая мебель, тяжелый антиквариат. Конечно, винтаж создает домашний уют, но причины его популярности скорее прагматичные».

Как и любая тенденция, которая становится мейнстримом, винтаж близится к закату, уверена Рита Кениг. Своеобразной реакцией на него является популярный ныне технологичный дизайн, когда жилое помещение выглядит, как магазин. Вполне актуально появление в доме произведений современного искусства.

«Я думаю, что сегодня дизайн и декорирование достаточно перспективный бизнес, – говорит Рита. – Цены на недвижимость растут, и вложение в декор позволяет еще больше увеличить ее стоимость к моменту продажи. Кроме того, если вы уже потратили много денег на то, чтобы купить недвижимость, это должно быть место, где вам действительно будет приятно находиться».

Кто они такие?

Архитектор – специалист по проектированию и строению зданий, разбивке садов, парков, естественных и искусственных ландшафтов.

Дизайнер – художник-конструктор вещей, машин и интерьеров.

Декоратор (дизайнер интерьеров) – специалист по декорированию помещений, создающий некую атмосферу в архитектурном пространстве с помощью предметов, разработанных дизайнерами.

Винтаж (vintage) – сегодня одна из самых актуальных тенденций в декорировании помещений, основанная на использовании раритетных, состарившихся предметов, имеющих возраст более 20 лет, но не достигших статуса антиквариата (более 50 лет).

«Предмет обихода и быта, который мы называем винтажным, чтобы не сказать просто старье», – декоратор Анна Муравина (Москва).

«Винтажная вещь должна ассоциироваться со временем, когда она появилась, и отражать узнаваемый стиль того или иного века», – декоратор Лада Гусева (Москва).

Шеби-шик (от англ. shabby – потертый) – намеренно состаренные предметы, созданные в наше время.

Что они советуют?

Концепция интерьера от известного московского декоратора Анны Муравиной выглядит следующим образом.

«Если комната, в которую мы входим, оставляет нас равнодушными, можно считать это неудачей декоратора. Она должна оказывать эмоциональное воздействие.

Очевидно, что многие современные интерьеры выглядят слишком идеально. Мы смотрим на картинку и видим, что здесь совершенно правильные пропорции и профессионально подобраны цвета. Но эмоционального воздействия не происходит. Поэтому имеет смысл сбить эту правильность, убрать ненужный пафос.

Чтобы интерьер получился живым, надо использовать правильные отделочные материалы. Следует задумываться, как они будут стареть. Старинные интерьеры, которым 100 или 200 лет, кажутся нам прекрасными, потому что основной материал, который там использовался, – дерево. А это тот материал, который стареет очень красиво. А каким прекрасным со временем становится мрамор!

А есть материалы, которые стареют уродливо. Пластик, например. Можете себе представить, что будет с пластиковыми стеклопакетами в домах через 10 лет?! Они будут просто ужасны.

Делая что-то сегодня, нужно обязательно думать о том, как это будет выглядеть завтра».

Автор: Виталий Ченский 
Источник публикации: Компаньон online, 11 октября 2006



В конец страницы
На главную
Контакты
Английская версия


 
Наверх
На главную
Контакты
Выставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA